\
Россия, Москва | Официальный портал (ВОИР) Всероссийского общества изобретателей и рационализаторов
Томас Эдисон: кудесник из Менло-Парка
11.02.2021

11 февраля 1847 года на свет появился Томас Эдисон, деятельность которого фактически определила «технологический рисунок» современной цивилизации. Предлагаем посмотреть на Эдисона как на создателя первой в мире научно-производственной лаборатории, своего рода «конвейера инноваций».

Да будет свет

Как насчет небольшой разминки? Давайте начнем с учебно-тренировочной задачи. Вы находитесь перед закрытой дверью в комнату, где установлены три лампочки. С внешней стороны, возле двери, перед которой вы стоите, расположены три выключателя – каждый обслуживает одну лампочку. Вам разрешено делать абсолютно все. Но, войдя в комнату только один раз, вы должны определить, какой из выключателей какой лампочке соответствует. Попробуйте решить эту задачу самостоятельно.

Этот пример взят из материалов урока, подготовленного современным учителем. Но именно так могло бы выглядеть тестовое задание из числа тех, которые использовал Томас Эдисон, проводя отбор кандидатов для участия в своих проектах. У изобретателя был заранее подготовлен длинный перечень вопросов. От кандидатов он требовал не только знаний по точным наукам и технике, но и наличие широкого кругозора. Например, там были такие вопросы: «Как вы станете разбавлять серную кислоту?», «Где добывают серу?», «Кем был Плутарх?», «Где расположена река Волга?». Эдисон выбирал не просто толковых и образованных профессионалов, ему требовались люди, способные хорошо соображать, имеющие разносторонние интересы. Таким человеком был и он сам.

Если спросить любого мало-мальски образованного человека, чем известен Эдисон, почти каждый ответит: он изобрел лампочку. Однако это не вполне соответствует истине. Лампочку как таковую он вовсе не изобретал. Исследователи подсчитали, что он был 23-им в ряду тех, кто придал электрической лампочке известный вид. Безусловно, нынешняя лампа накаливания существенно отличается от первых образцов, созданных Эдисоном, но главные конструктивные элементы остались точно такими. Следует отметить, что значительная часть изобретений представляла собой доведенные до совершенства разработки других людей: в этом превзойти американского изобретателя и его команду виртуозов не мог никто.

Изобретательство: один в поле не воин

Свою деятельность на ниве изобретательства Эдисон начинал как одиночка. Впервые он явился в патентное ведомство, чтобы зарегистрировать так называемый «баллотировочный аппарат» – хитроумное устройство для быстрого и точного подсчета результатов голосования в парламенте. Председатель парламентской комиссии в оценке аппарата был категоричен, назвав его по-настоящему бесполезным изобретением. Все дело в том, что архаичный «канительный» способ подсчета голосов, принятый в конгрессе, как нельзя лучше соответствовал парламентской атмосфере злоупотреблений, подтасовок и политических интриг. Поэтому идея Эдисона, который задумал техническим способом усовершенствовать политическую систему США, потерпела полный крах.

Этот случай послужил изобретателю уроком. Он принял важное решение, что никогда не станет заниматься разработками, которые не несут практической пользы и не гарантируют коммерческого успеха. Этому правилу изобретатель следовал всю жизнь.

После первой неудачи Эдисон занялся усовершенствованием процедуры биржевой игры. Он конструирует аппарат для быстрой и удобной регистрации биржевых курсов. Выгода была очевидной, и аппарат приобрели несколько десятков биржевых контор Бостона. Биржевой тиккер изобретателя в несколько видоизмененном виде впоследствии стал неотъемлемым атрибутом офисов банкиров и биржевиков Америки. Усовершенствованный аппарат Эдисону удалось выгодно продать за внушительную по тем временам сумму – 40 тысяч долларов.

Важный жизненный опыт изобретатель получил, работая по заказу железнодорожного магната Гульда над квадруплексной системой связи. Заказчик присвоил патент Эдисона, ничего ему не заплатив. В результате были потеряны три года напряженного труда. Еще три десятка лет ушли на судебные тяжбы, которые не принесли ощутимого результата.

Эдисон справедливо указывал, что у изобретателей-одиночек недостаточно средств для участия в судебных патентных спорах. Предприниматели это понимают и используют в своих целях: они просто скупают наиболее ценные патенты за смешные суммы, которые не позволяют изобретателю даже покрыть его долги [4; с. 121].

Собственный опыт позволил Эдисону прийти к неутешительному заключению: «Общество никогда не готово принять какие-либо изобретения. Каждая новая вещь встречает сопротивление, и изобретатель тратит годы на то, чтобы заставить себя слушать, и еще годы, чтобы внедрять изобретение; а когда это сделано, наши прекрасные законы и судебная процедура используются грабительским торгашеством, чтобы разорить изобретателя. Они не оставляют ему даже средств, достаточных, чтобы начать новые изобретения» [4; с. 61].

Немало сил и средств изобретатель потратил на защиту своей интеллектуальной собственности. Только за шесть лет на судебные издержки по защите патентов он потратил более 2 млн долларов. Преследования по патентным делам в суде велись против двух сотен недобросовестных дельцов, пытавшихся незаконно использовать разработки Эдисона и его команды.

Эдисон все больше укреплялся во мнении, что изобретателя-одиночку необходимо заменить крупным изобретательским предприятием.

Развитие техники при капитализме шло ускоренными темпами, что создавало широкие возможности для изобретательского творчества. Однако тормозом для внедрения даже самых эффективных новшеств служили интересы частных собственников. В качестве примера можно привести ожесточенное сопротивление газовых компаний введению более прогрессивного электрического освещения. В этой борьбе экономических интересов в ход шли подкуп, шантаж, травля, распространение заведомо ложной информации о новинках техники. Победить в такой битве была способна только организованная сила.

Фабрика изобретений

Еще один вывод, к которому пришел Эдисон: сочетать работу над изобретениями с предпринимательской деятельностью – задача непосильная даже для человека исключительного трудолюбия и нечеловеческой выносливости. Управление коммерческой стороной изобретательской деятельности – самостоятельная задача, которую должны решать профессионалы, обладающие опытом организации предприятий и деловой хваткой.

Выход из положения изобретатель нашел в создании системы, которая могла бы объединить усилия отдельных изобретателей, инженеров, техников и организаторов производства. Практическим воплощением задумки стала лаборатория в деревушке Менло-Парк в штате Нью-Джерси. Здесь в 1876 году Томас Эдисон заложил основу своего будущего знаменитого научно-производственного комплекса, получившего емкое наименование «фабрика изобретений». В последующие годы фабрика стала центром притяжения практических деятелей всего мира.

Важным условием жизнеспособности структуры стала единая программа действий, подчиненных общим целям при едином руководстве. Эдисон, будучи руководителем «инновационного конвейера», определял направления разработок и формировал отдельные технические задания для своих сотрудников.

Он пришел к выводу о целесообразности создания в одном месте настоящего изобретательского центра с лабораториями, мастерскими, жилыми зданиями и вспомогательными комплексами. Такой подход был единственно верным, именно он позволил поставить изобретательство на индустриализированные рельсы и с успехом вести промышленные исследования. Эту идею следует считать самым важным достижением Томаса Эдисона.

 

Для разработки технических новинок изобретателю требовались грамотные специалисты. И тогда он организовал вечерние курсы, на которых его опытные ассистенты обучали будущих профессионалов. К кандидатам в ученики предъявлялись довольно строгие требования: они должны были иметь предшествующий опыт работы с электрическими системами. Дополнительные знания в области техники «курсанты» Эдисона получали на устных лекциях с применением обычной школьной доски. Из стен школы выходили вполне квалифицированные электрики. Многие из тех, кто обучался на курсах, впоследствии заняли ключевые позиции на электрических станциях.

Практическую сноровку и смекалку сотрудникам прививал и сам Эдисон. Однажды он поручил Фрэнсису Эптону, закончившему престижный Принстонский колледж, найти объем колбы электрической лампы. Эптон, будучи превосходным математиком, немедленно засел за расчеты и чертежи. Тогда шеф «фабрики изобретений» налил в колбу лампы обычной воды и предложил Эптону просто перелить эту воду в мензурку с делениями: объем колбы при этом вычислялся быстро и с большой точностью.

Эдисону никогда не удалось бы добиться столь впечатляющих успехов на ниве изобретательства, не будь у него столь преданных и толковых помощников и сотрудников. В разное время в команду американского изобретателя входили одни из лучших специалистов в области науки и техники. Среди них: Джон Либ, Чарльз Бэчлор, Джон Крузи, Фрэнсис Эптон, Никола Тесла, Эдуард Джонсон, Фрэнсис Джель, Уильям Эндрюс. Изобретатлю удалось создать поистине виртуозную команду, которая доказала, что фортуна далеко не всегда жалует одиночек, будь они хоть трижды гениальными; подлинный и устойчивый успех в деле инноваций – результат целенаправленных усилий многих людей.

Через лабораторию в Менло-Парке за несколько лет ее существования прошло около двухсот работников. В среднем специалисты задерживались у Эдисона на три месяца – далеко не каждый мог выдержать напряженный ритм работы. Большинство из них работали сдельно, но некоторые получали и свою долю от прибыли [2].

В 1887 году Эдисон с сотрудниками перебрался в новый лабораторный комплекс, построенный в Вест Орендже. Здесь коллективное изобретательство было представлено в еще более значительном масштабе. И все же принято считать, что пик новаторской активности Эдисона приходится на годы, проведенные им в Менло-Парке.

Процесс концентрации изобретательской деятельности, вершиной которого стал «инновационный конвейер» Томаса Эдисона, был следствием централизации производства. «Фабрика изобретений» как нельзя лучше вписывалась в структуру крупных предприятий индустриального века. А новая волна промышленной революции, последовавшая за внедрением электрической энергии в силовые установки, еще больше сузила поле действия изобретателя-одиночки. Полагаться на вспышки интуиции и нерегулярные проявления гениальности производство не могло. Поэтому и нужна была системная организация технического творчества с привлечением ученых и технического персонала разного профиля. Именно такую задачу успешно решил Эдисон.

Точный ближний прицел

Газета «Нью-Йорк Таймс» в 1922 году отмечала, что усилия Эдисона всегда были направлены на создание того, что способно принести хорошую прибыль [4; c. 239]. Результат налицо: трудами изобретателя созданы целые отрасли промышленности. В капиталистическом обществе возможность внедрения изобретения становится самым важным критерием его ценности. Поэтому во главу угла ставится не абстрактная польза от технической новинки в отдаленном будущем, а наибольший экономический эффект в реальной ближайшей перспективе.

Однако Эдисон не стремился организовать серийное и массовое производство разрабатываемых им новшеств, хотя волей-неволей ему приходилось решать и такие вопросы. Свою задачу он видел в том, чтобы сформировать прочную научную базу для исследований и разработок, допускающую последующее совершенствование изделий. Производство, по мнению Эдисона, не должно мешать изобретательству и конструктивному оформлению изделий. Внедрение – важная часть изобретательской деятельности, но его следует выделять в самостоятельную задачу, не отвлекая на это силы изобретателей. Практика работы «фабрики изобретений» показала, что полностью исключить из производственной деятельности коммерческую эксплуатацию технических новинок невозможно: Эдисону, в частности, приходилось организовывать производство и реализацию ламп накаливания на опытном предприятии.

Своей деятельностью изобретатель сумел доказать, что пути научных исследований и инженерного творчества тесно переплетаются и имеют единые цели. Прикладные научные исследования призваны давать результаты, применимые в производстве. Совмещение функций науки и изобретательской деятельности – насущная потребность современного производства. При этом наиболее плодотворными, как и в изобретательстве, оказываются научные исследования, проводимые большим коллективом специалистов с разделением их функций.

Руководитель «фабрики изобретений» придал техническому творчеству индустриальный масштаб и соответствующую форму. На его многочисленных предприятиях изобретения были основой промышленной деятельности, а не просто обслуживали ее.

Уроки Эдисона: вопросы для самоконтроля

Эдисон стал первым «изобретателем с предпринимательским уклоном», заработавшим на интеллектуальном продукте внушительное состояние. Однако прибыль не была целью его деятельности. Он отмечал: «Моя единственная цель – работать, не думая о расходах. Мне нужно идеальное производство» [2]. Результатом трудов американского изобретателя стала полноценная коммерческая исследовательская лаборатория и несколько десятков компаний по внедрению новшеств.

Приведенный выше в сжатом виде обзор успешных действий Томаса Эдисона по организации работы изобретателей через создание научно-производственного комплекса имеет не только познавательную ценность и представляет интерес не только с позиции истории техники, технологий и инновационного предпринимательства. Возникают вопросы. В какой степени опыт «фабрики изобретений» Эдисона может быть перенесен в современную российскую действительность? Насколько такой подход будет оправданным и целесообразным? Какими могут быть формы организации современного «инновационного конвейера», независимого от государства и не привязанного к отдельным производственным предприятиям? С какими трудностями придется при этом столкнуться?

Возможно, система центральных и региональных учреждений ВОИР как раз и могла бы стать опорным пунктом подобной структуры, ее интегрирующим, объединяющим центром. Что скажут изобретатели? Автор рассчитывает, что эта статья станет отправной точкой для конструктивного обсуждения.

Автор: член ВОИР, автор блога «Каталог эффективных решений. ТРИЗ»   Сергей Марков, г. Петрозаводск

 

Литература:

1. Белькинд Л.Д., Томас Альва Эдисон (1847-1931). – М.: Наука, 1964.

2. Бойнтон Э., Фишер Б., Виртуозные команды. Команды, которые изменили мир. – М., 2008.

3. Гуреева О., Томас Эдисон, Incorporated // Компоненты и технологии. – 2007. – №11. – С. 166-170

4. Лапиров-Скобло М., Эдисон. – М., 1960.

5. Мидлтон Х., Томас Эдисон / Пер. с англ. В. Леви. – М.: ЗАО «Ассоциация КОН», 1998.

6. Уилсон М., Американские ученые и изобретатели. – М.: Знание, 1975.

7. 100 человек, которые изменили ход истории. Томас Эдисон. Выпуск 14, 2008.

8. Jehl F., Menlo Park Reminiscences. – Dearborn, Michigan, 1936.

 

Все материалы сайта доступны по лицензии Creative Commons Attribution 3.0 при условии ссылки на первоисточник (в случае использования материалов сайта в сети Интернет – интерактивная ссылка)

105122, г. Москва, Бережковская набережная, д. 24, стр. 1, 4 этаж,
 тел.: +7 (908) 861-28-38

  

По всем вопросам, связанным с работой портала, обращайтесь на: info@ros-voir.ru

© 1932-2017 | ОО «ВОИР»