\
Россия, Москва | Официальный портал (ВОИР) Всероссийского общества изобретателей и рационализаторов
Жизнь в мичманке
20.12.2021

Когда открывали Олимпийские игры в Пекине, флаги развевались на флагштоках, словно был крепкий ветер, а ведь ветров там и так-то почти нет, а тут еще и все происходило на прочно укрытом от них стадионе. Все просто. Флагшток - полый. Внутрь него подают воздух под давлением. В районе флагштока, где висит флаг, множество мелких отверстий. Они поддерживают флаг в развевающемся состоянии - все время, пока подают воздух. Это одно из изобретений Тимофея Тарасова.

И никаких бочек

- Родом Тарасовы с Дона. В начале тридцатых там голод был великий. Чтобы не умереть, подались к Каспию. Спасла каспийская сельдь («каспийский залом»). Выходцы с Дона основали русский квартал в Махачкале... - рассказывает Вадим, сын Тимофея Тарасова.

После школы в 54-м с двумя батонами поехал поступать в Москву, в МАИ. Мог поступить, но на что жить? Тут, видимо, узнал, что в Мурманске есть высшая мореходка. Там полное обеспечение. Поехал на Север. И поступил!

Окончил мореходку.

Неизвестно, как бы все сложилась, если бы не жилье. Его в Мурманске не было! Тарасов был вынужден перейти из тралфлота в управление морского лова, которое тогда занималось ярусным ловом (вид прибрежного лова). Базировалось в Лодейном. Там же строило себе жилье и распределяло работникам.

Управление просуществовало всего четыре года, распалось как раз к моменту прихода туда Тарасова. Организация распалась, а он остался. В Териберских судоремонтных мастерских. Затем стал там главным инженером. Да еще каким! Не чуждым духа новаторства, умеющим творить.

Мастерские находились не в самой Териберке, а рядом, в поселке Лодейное. Если село расположено на сравнительно ровном месте, то Лодейное - узкая полоска суши между скалами и морем. Зато c удобной бухтой. Потому и создали здесь мастерские для среднего и мелкого ремонта траулеров. Самая мелкая починка давала экономию более двух суток на каждое судно. Вот сюда-то в 1961 году и приехал молодой инженер Тимофей Тарасов.

Первые рацпредложения рождались сами собой, были вызваны жизнью. Например, топливо из Лодейного в Териберку (моста ведь не было) для дизель-генераторов тогда доставляли баржей, на которой сорок бочек. Рабочие вручную (!) с помощью шлангов заливали их мазутом. Часть стекала прямо в море. На месте бочки вручную же разгружали, переливали содержимое в ведра, затем в автоцистерну. Тарасов увидел это днем, а вечером в Мурманск полетела телеграмма: «Срочно пришлите большую цистерну». Доставили первой же баржей.

А там под руководством Тарасова приварили по бокам цистерны четыре понтона, и она сразу оказалась на плаву. Теперь топливо стали перекачивать в цистерну и буксиром транспортировать в село. Там же, в цистерне, оно и хранилось. До чего же просто! И никаких бочек.

Принцип в стакане воды

Как видим, он начал с изучения ключевых проблем поселка, обратил внимание, что по проекту для охлаждения воды электростанции используется холодильная установка и что на это также расходуется топливо. И немало. Четвертая часть сгоравшего мазута шла на охлаждение. Чепуха какая-то, думал главный инженер. И это на побережье, где топливо считают на килограммы... Да, с этого надо начинать, решил он. И засел за расчеты и эскизы. Все делалось на ходу. Принцип был в стакане горячей воды. Если поставить стакан с горячей водой на стол, вода вскоре остынет. Если попробовать переливать ту же воду из стакана в стакан, дело пойдет еще быстрее. Соприкасаясь с холодным воздухом, струя воды охладится скорее. А если попытаться через специальное устройство распылить ту же воду, чтобы каждая пылинка воды обволакивалась холодным воздухом, охлаждение происходит мгновенно. Этот принцип был положен Тарасовым в основу градирни, которая служит в поселке по сей день.

«Он был технарь. Все расчеты всегда производил только на логарифмической линейке. Калькулятор не признавал. Причем точность расчетов поражала...» - вспоминает Вадим.

Предприятие развивалось. К середине 80-х годов даже произвели пробную сварку титана. И получилось! Сейчас скажите кому-нибудь, кто навещает поселение Териберка, что здесь научились осуществлять полный цикл ремонта судов до проекта 503 (траулеры типа «Союз») включительно и сваривать титан. Сейчас и поверить в такое трудно, но ведь было.

Шахтерский фонарь под рукой

- Он всю жизнь проходил в мичманке, - с любовью вспоминает сын. - Шил их только в Одессе. Там был очень хороший мастер. Шил для всех моряков в СССР...

В 1973-м сгорела электростанция в Лодейном - тепло и жизнь двух поселков. Февраль. Лютый мороз. Тарасов очень быстро рассчитал свой вариант подачи электроэнергии. К причалу рыбозавода были поставлены два СРТ-р, проложен новый кабель - и ток пошел.

Судоремонтные мастерские в Лодейном.

Судоремонтные мастерские в Лодейном.

«Помню вопиющий случай бесхозяйственности и бардака 90-х, - продолжает сын. - Очень снежная зима. Дорогу перемело. Топливо и продукты в поселке на исходе. Транспортное сообщение морем из Мурманска уже отменено. Короче, поселок замерзает и умирает… Власти бездействуют. Ответственность - это трудно. Отец, главный инженер Териберских СРМ, наплевав на все законы иерархии, в самый критический момент послал молнию в МЧС. В тот же день был создан областной штаб по ликвидации ЧС. А до беды оставалось всего несколько часов… Отца все жители Лодейного уважали. И побаивались. За строгость. Если дело не сделано, то спрашивал серьезно. Сам всегда был, как раньше писали, в первых рядах. Дома в коридоре всегда под рукой была спецодежда, сапоги, шахтерский фонарь (в Териберке частенько отключали свет), у изголовья рация...»

- Разбирают, к примеру, в мастерской электромотор, - рассказывал Тарасов автору книги «Новаторы» Владимиру Хабарову. - По всем данным его обмотку можно списывать. А мы решили ее восстанавливать. Изолируем весь этот провод и вновь пускаем на обмотку. А на двигатель средней мощности такого медного провода идет до десяти килограммов. Вот и считайте, насколько эффективен для нас такой метод ремонта.

Новаторы мастерских во главе с Тарасовым решили еще одну важную проблему по экономии черного металла. Дело в том, что для этого отдаленного края остро стояла проблема колосников. За отопительный сезон в котельных их сгорало до тысячи. Это несколько тонн металла. Бывало, и месяца не простоит такой колосник, а его уже пора менять. Весит каждый из них около 15 килограммов. 15 тонн чугуна буквально вылетало в трубу. В несколько труб! По числу котельных.

Чтобы избежать такого неэкономного расхода металла, Тарасов заказал усиленные колосники с большим сечением для прохода воздуха. Результат превзошел все ожидания. Ежегодная экономия чугуна - несколько тонн.

Великое племя изобретателей

Всего у него пять изобретений и более ста рационализаторских предложений. Некоторые авторские свидетельства он получил вместе с женой, Людмилой Ивановной, она математик (родилась в Мурманске; пережила первые бомбардировки в 1941-м, после эвакуации и возвращения в родной город окончила наш пединститут, с будущим мужем они познакомились во время учебы), и все расчеты были на ней.

В 1964 году потерпел аварию советский рудовоз «Умань» - во время шторма произошло смещение руды. Как избежать этого? Тарасов изучал углы откоса при россыпи руды. Как же добиться, чтобы руда не рассыпалась?

Однажды его сыновья Альберт (его, кстати, так назвали в честь великого Эйнштейна) и Вадим играли в комнате с магнитом. Потом магнит закатили куда-то. Они долго искали его. А когда нашли, старший взял и закрепил магнитом все мелкие гайки и детальки конструктора, чтобы не разбрасывались и не валялись. Тарасов обратил на это внимание. Магнит скрепляет мелкие детальки, которые тут же намагничиваются и образуют весьма прочную сцепку. Стоит магнит убрать, и приобретенные мелкими предметами магнитные свойства пропадают. Так-так... А ведь железная руда обладает магнитными свойствами. Значит, если ее намагнитить, образуется корка. Результат этих размышлений - магнитное устройство для рудовозов, которое позволяло насыпным грузам не смещаться.

За 20 лет работы в Териберских судоремонтных мастерских Тимофей Тарасов стал признанным изобретателем. Удостоен звания «Заслуженный рационализатор РСФСР», делегат V съезда Всесоюзного общества изобретателей и рационализаторов, таких от Мурманской области было всего семеро.

«На лацкане любого его пиджака был только один знак - ВОИР, - вспоминает Вадим Тарасов (он, как и отец, окончил высшую мореходку, после чего до нынешних пор работает в рыбном хозяйстве Кольского Севера). - Всесоюзное общество изобретателей и рационализаторов. Он был горд, что принадлежит к этому сообществу людей...»

Тимофей Григорьевич ушел из жизни 13 августа 2011 года, немного не дожив до 75. На могильной плите выбит знак «ВОИР». И это, по словам сына, самая лучшая для него награда.

По материалам книги Владимира Хабарова «Новаторы» (Мурманск, 1982 г.) и воспоминаниям Вадима Тарасова, использованы фото и документы из его архива.

Источник: https://www.mvestnik.ru/society/zhizn-v-michmanke/?utm_source=yxnews&utm_medium=mobile&utm_referrer=https%3A%2F%2Fyandex.ru%2Fnews%2Fsearch%3Ftext%3D

Все материалы сайта доступны по лицензии Creative Commons Attribution 3.0 при условии ссылки на первоисточник (в случае использования материалов сайта в сети Интернет – интерактивная ссылка)

105122, г. Москва, Бережковская набережная, д. 24, стр. 1, 4 этаж,
 тел.: +7 (908) 861-28-38

  

По всем вопросам, связанным с работой портала, обращайтесь на: info@ros-voir.ru

© 1932-2017 | ОО «ВОИР»