\
Россия, Москва | Официальный портал (ВОИР) Всероссийского общества изобретателей и рационализаторов
Константин Гончарук: изобретатель и организатор
13.04.2022

В начале октября 1958 года в Иркутске состоялась Первая областная конференция изобретателей и рационализаторов – в СССР возрождалась организованная общественная работа с изобретателями. Восстановилось всесоюзное общество изобретателей, разгромленное в 1938 году, и пусть теперь оно называлось ВОИР, а не ВОИЗ, как в 1930-х годах, суть его была той же. Газета «Восточно-Сибирская правда» посвятила прошедшей конференции полосу воскресного номера, опубликовав и фотографию четырех ее участников. Среди них был и директор Глубоковского леспромхоза Иркутского района Константин Леонтьевич Гончарук – человек с непростой и вместе с тем интересной судьбой.

Романтика молодости

Константин Леонтьевич родился в селе Сухой Яр, Киевской губернии, в 1908 году. В какой-то момент семья Гончаруков оказалась в Сибири – глава семьи Леонтий Гончарук устроился на работу на черемховские шахты промышленника Рассушина.

Там же с девяти лет начал трудовой путь и Константин: сначала коногоном, позднее откатчиком и масленщиком, затем учеником и слесарем. Зарабатывая по 30 копеек в день, он помогал отцу содержать большую семью.

В 1920-х годах Константин жил в селе Забитуй, где его отец работал слесарем на железнодорожной станции. Во время Гражданской войны, в 1920–1921 годах, он вместе с отцом участвовал в боях с чехословаками под Нижнеудинском, в отряде ЧОН участвовал в ликвидации банд Донского и Чернова, был связным в отрядах легендарных партизанских командиров Бурлова и Зверева. При наступлении каппелевских отрядов на станцию Забитуй был ранен. В 1920 году, несмотря на юный возраст, был принят в комсомол.

Константин Гончарук выступил инициатором создания в 1920 году в Забитуе детской организации «Красная звездочка», в противовес созданной в школе организации бойскаутов. В 1921 году устроился слесарем на Рассушинских копях Черемхово (куда, как уже сказано, был переведен на работу его отец Леонтий Макарович), проходил там практику на механическом заводе. Чуть позже был избран секретарем первичной комсомольской шахтерской ячейки.

К середине 1920-х годов Константин оказался на Дальнем Востоке. Здесь в 1924 году он поступил в подготовительную группу Сучанской школы горнозаводского ученичества, после окончания которой работал шахтовым слесарем и слесарем-инструментальщиком на шахте в городе Артем. Но дальневосточный период Константина был, видимо, недолгим – в 1926–1930 годах он уже на комсомольской работе в Иркутской области: секретарь райкома, агитпроп окружкома. Затем на хозяйственной работе в Крайсовнархозе – инструктор подготовки кадров и распределения технических сил. Одновременно являлся представителем Сибкрайкома ВЛКСМ, был мобилизован ЦК комсомола в счет «пятисот» для работы в деревне секретарем райкома. С декабря 1930 года работал на шахте № 7 Черембасса: бригадиром, помощником механика, механиком, являлся организатором механического цеха.

«Нам нужно общество изобретателей»

Работать в сфере изобретательства и рационализаторства начал на шахте № 7. Свое первое рацпредложение он внес по автоматической разгрузке вагонеток. Первые денежные средства, полученные в качестве премии за рацпредложение, передал на строительство самолета для эскадрильи «Максим Горький».

4 февраля 1932 года газета «Восточно-Сибирский комсомолец» писала: «в связи с годовщиной речи тов. Сталина об овладении техникой комсомольская бригада шахты № 7 во главе с рационализатором тов. Гончарук с 4 февраля проводит декадник по проверке, закреплению и расширению своих технических знаний…».

Подал еще два ценных предложения: бункерная заслонка и замена оборванного болта в фундаменте подъемной лебедки (реализация данного предложения позволила запустить шахту после аварии на 21 день раньше намеченного срока, сэкономив государству 800 тыс. рублей).

Отказавшись от денежной премии, Гончарук получил командировку на четыре с половиной месяца по Союзу (посетил Москву, Харьков, Ленинград, Донбасс, Магнитогорск) стоимостью 11,5 тыс. рублей.

В ходе поездки по центральной части СССР Гончарук познакомился с рационализаторской работой на предприятиях. В Москве, найдя по объявлению Центральный совет ВОИЗ, принял участие в качестве «случайного гостя» в работе II Пленума ВОИЗ, после чего выдвинул руководителю ЦС ВОИЗ Петухову требование об организации общества изобретателей в Восточно-Сибирском крае.

Вернувшись в Черембасс, приступил к организации первых ячеек общества на шахте № 7, в сентябре 1932 года по ходатайству актива изобретателей Черемхова (Гончарук) и Иркутска (Татаринов, Поволоцкий) в Иркутск прибыла бригада ЦС ВОИЗ. Гончарук отозван с производства и решением Восточно-Сибирского крайкома ВКП(б) и ВС Крайсовпрофа направлен на работу в общество в качестве заместителя председателя организованного в крае Восточно-Сибирского оргбюро ЦС ВОИЗа. Являлся фактическим организатором работы краевого оргбюро ВОИЗ.

К 1935 году ячейками изобретателей и рационализаторов в Восточно-Сибирском крае было охвачено более пяти тысяч человек. Экономический эффект от их деятельности за 1933–1934 годы превысил 1 млн рублей. Обществом за этот период было собрано около 15 тыс. изобретений и рационализаторских авторских предложений, из которых 8134 были приняты, а 4051 внедрены.

По инициативе Гончарука в основных городах края (Иркутске, Красноярске, Улан-Удэ) были изданы постановления местных городских советов, предоставляющие изобретателям ряд льгот. 14 лучших изобретателей края были отправлены в дома отдыха и на курорты. 29 человек были прикреплены к лучшим распределителям и столовым. Организована и проведена первая краевая конференция изобретателей и рационализаторов Восточной Сибири.

С 1934 года Гончарук становится председателем краевого совета ВОИЗ.

Сам себе изобретатель и рационализатор

В 1934 году Константин Леонтьевич активно занимается разработкой собственных изобретений и пытается получить на них авторские свидетельства. Правда, чаще всего этого достичь не получалось.

В течение 1933–1938 годов Гончарук подает несколько заявок на признание его идей изобретениями. В Комитет по изобретательству при СТО СССР подана заявка на изобретение под названием «Пресс для изготовления цилиндров забойки». Однако 11 ноября 1933 года получен отказ:

«При рассмотрении в/заявки экспертизой выяснилось, что описываемый пресс представляет лишь весьма несовершенное подражание общеизвестным ленточным прессам, причем придание вертикальному тоншнейдеру конической формы не ново /ср. например, совет. пат. № 14383, 1930 г./, присоединение к ленточному прессу конвейера для уборки отрезанных валюшек также не ново /см., например, совет. пат. № 15999, 1930 г., кл. 80а, 37/, нож имеет возможность движения только в одной плоскости, вследствие чего разрезы должны получаться недостаточно правильные, не предусмотрена возможность изменять по мере надобности длину и диаметр формуемых цилиндров без смены дорогих и тяжелых частей пресса, и, таким образом, пресс не только не нов по сравнению с известными, но представляет по своей конструкции не усовершенствование, а несомненный шаг назад; вследствие всего этого предложено в выдаче авторского свидетельства отказать…».

В Бюро новизны Комитета по изобретательству при СТО СССР подано несколько заявок, в том числе:

– на изобретение под названием «Счетчик», состоящий из четырех циферблатов, – 7 июля 1934 года получен отказ ввиду отсутствия «признаков новизны»;

– на изобретение под названием «Сменный наконечник перфораторного бура».

Одновременно с заявкой 13 апреля 1934 года Технический экспертный совет Краевого совета изобретателей направляет описание данного изобретения для реализации и оценки в Черемховское, Холяртинское и Анжерское рудоуправления. Однако позднее получает от Бюро отказ ввиду отсутствия «признаков новизны».

– в апреле 1934 года – на изобретение под названием «Приспособление для проветривания и сушки зерна в закромах». В этой заявке, кстати, указан домашний адрес Гончарука: «улица 4-я Красноармейская, 19/21» (ныне это улица Киевская). И снова получает отказ – «отсутствуют признаки новизны»;

– в августе 1934 года – на изобретение под названием «Канатная прищепка».

Параллельно Технический экспертный совет Краевого совета изобретателей направляет «…предложение тов. Гончарука К.Л. «Канатная прищепка» для возможности реализации на Вашем предприятии…» в трест Трансуголь (г. Чита) и техническому директору треста Вост.-Сиб. уголь с просьбой: «…о принятых мерах сообщите…».

И вот она, долгожданная победа! Постановлением Комитета по изобретательству при СТО СССР от 20 февраля 1935 года Гончаруку выдается авторское свидетельство на «Прицепное устройство для откатки бесконечным канатом», описание которого было опубликовано 31 июля 1935 года.

В феврале 1935 года подана заявка на изобретение под названием «Механический, всасывающий колосо-зерно сборник». И снова получает отказ – «отсутствуют признаки новизны».

В Наркомат тяжелой промышленности СССР Гончарук подал две заявки. Одну – на изобретение под названием «Устройство против буксования колес автомобиля». И снова отказ от Экспертного бюро отдела изобретательства НИСИЗ НКТП – «нет новизны». А вот вторая, поданная 28 августа 1937 года на изобретение под названием «Приспособление для извлечения застрявшего в шпуре бура», «выстрелила» – постановлением Комитета по изобретательству при СТО СССР на данное изобретение Гончаруку выдается авторское свидетельство.

Две заявки были поданы Гончаруком в Экспертное бюро отдела изобретательства НИСИЗ НКТП: 19 сентября 1937 года – на изобретение «Способ соединения шланга», а 26 января 1938 года – на изобретение «Прибор для зарядки шпуров». И по обеим получил отказ. По первой 27 ноября 1937 года – «нет новизны», по второй 23 апреля 1938 года – правда, с другой формулировкой: «вследствие своей явной опасности и технической нерациональности».

Кроме того, Константин Леонтьевич пытается внедрить в производство ряд разработанных им рационализаторских предложений. Из извещения о результатах рассмотрения рационализаторских предложений Иркутского завода гальванических элементов «Востсибэлемент» мы видим: «Рассмотрев 22 декабря с. г. предложение от 19/XII 1937 г. дело № 151 – изменение технологического процесса при изготовлении элементов Маркони… отклонено до окончательного заключения Московского «ЦЭЛ»».

Решением президиума ЦС ВОИЗа от 7 сентября 1935 года Гончарук награжден значком «Лучшему изобретателю».

Разгром общества. Межвременье

22 мая 1938 года Константин Леонтьевич был арестован и обвинен по статьям 58-10, 58-11 УК РСФСР. 11 декабря 1938 года осужден. Однако в отличие от многих своих коллег по изобретательскому цеху Константин Леонтьевич в то смутное время не сгинул. Известно, что в 1941 году Гончарук работал начальником бюро изобретений завода имени Куйбышева. Видимо, обвинения с него были сняты.

В годы Великой Отечественной войны Константин Леонтьевич организовывал продовольственное снабжение для фронта. В начале 1950-х годов газеты пишут о Гончаруке как о директоре Иркутного лесозавода, а в конце 1950-х уже как о директоре Глубоковского леспромхоза Иркутского района.

Пройдя столь трудный путь, побывав в застенках НКВД, Константин Леонтьевич не только не сломался как человек и профессионал, оставшись коммунистом, но и не изменил своей мечте: работе над изобретениями и с изобретателями. На стенде Глубоковского леспромхоза Первой областной конференции изобретателей и рационализаторов 1958 года Константин Леонтьевич встречал подходивших к нему участников со значком «Лучшему изобретателю ВОИЗ СССР» на груди – не выбросил, сохранил.

Заслуженный отдых

В марте 1965 года, в год 45-летия иркутского комсомола, «за большие заслуги в деле коммунистического воспитания молодежи» Константин Гончарук был принят в почетные комсомольцы Свердловского района Иркутска. По решению совета комсомольцев 20-х годов шефствовал над детским парком имени 20-летия ВЛКСМ в Свердловском районе. Учился в университете марксизма-ленинизма.

Умер Константин Леонтьевич 19 июля 1969 года.

Источник: baikvesti.ru

Все материалы сайта доступны по лицензии Creative Commons Attribution 3.0 при условии ссылки на первоисточник (в случае использования материалов сайта в сети Интернет – интерактивная ссылка)

105122, г. Москва, Бережковская набережная, д. 24, стр. 1, 4 этаж,
 тел.: +7 (908) 861-28-38

    

По всем вопросам, связанным с работой портала, обращайтесь на: info@ros-voir.ru

© 1932-2022 | ОО «ВОИР»