\
Россия, Москва | Официальный портал (ВОИР) Всероссийского общества изобретателей и рационализаторов
Когда Икар расправит крылья? - Интернет-журнал «Лицей»
30.06.2018

30 июня в России отмечают День изобретателя и рационализатора

В 2017 году Карелия по числу выданных патентов на изобретения оказалась на 73 месте среди всех субъектов России. В 1985-м республика была в СССР на первом месте.

В чем причины и что делать? Об этом размышляет автор публикации Сергей Марков и предлагает начать конструктивное обсуждение положения с изобретательством в нашей республике.

 

Карелия изобретательская

 

Посмотри вокруг себя, уважаемый читатель. В повседневной жизни тебя окружают машины и механизмы, бытовая техника, хитроумные приспособления, словом, самые разные образцы материального производства. И всё это появилось на свет благодаря умственным усилиям армии изобретателей. Безусловно, технический прогресс не может обойтись без ученых, конструкторов, инженеров и рабочих самых разных специальностей. Но чтобы возникла сама идея нового технического чуда, понадобилась в первую очередь предельная концентрация мысли изобретателя, который оказался способным усмотреть общественную потребность и противоречие, не позволяющее её удовлетворить.

В последнюю субботу июня в России традиционно отмечается День изобретателя и рационализатора. Как нынче обстоят дела с изобретательством в нашей северной республике?

В конце 2017 года автор настоящей статьи начал неспешно собирать материал об истории и развитии изобретательства в Карелии. Технология работы – обычная для исследований такого рода: встречи с изобретателями, поиск и оценка официальной статистики, изучение сетевых изданий, книг, журнальных и газетных статей, архивных материалов. Во что в итоге выльется поиск, сказать сложно. Но уже очевидно, что материала вполне хватит на книгу. Сейчас только предварительные соображения.

А началось все с информационного сообщения в сети от 1 марта 2016 года. Заголовок больше напоминает победную реляцию: «Карельские изобретатели за 3 года получили более 150 патентов на инновационные продукты». По данным Минэкономразвития республики, за три года Роспатент выдал карельским новаторам 44 патента на изобретения, 106 на полезные модели, 9 на промышленные образцы и 1 на селекционное достижение. Ведомство назвало это неплохим результатом. Жаль, правда, что востребованными новаторские идеи наших земляков оказались в основном за пределами республики. А вот еще про успехи: по данным рейтингового агентства НАИРИТ, по группе позиций «среда для инноваций» Карелия заняла 18-е место в стране, а по группе «производство и использование инноваций» республика поделила 38-42 места в России. Напомним, что в стране насчитывается 85 субъектов федерации.

 

Взгляд в прошлое

 

Кое-кто из читателей, возможно, помнит, что в 70-80-е годы прошлого века в «Пионерской правде», любимой газете советской детворы, существовала рубрика «Изобретать? Это так просто! Это так сложно!». Вел раздел автор теории решения изобретательских задач и писатель-фантаст Генрих Саулович Альтшуллер (литературный псевдоним – Генрих Альтов). В увлекательной форме он рассказывал о принципах и приемах изобретательства, предлагая читателям самим решать реальные изобретательские задачи. Редакция получала тысячи откликов на эти публикации, письма к автору той рубрики поступали мешками. Свои варианты решений предлагали не только школьники, но также студенты и опытные инженеры.

Вот почему не вызывает удивления тот факт, что каких-нибудь три десятилетия назад находившаяся на излете своего затянувшегося исторического развития Страна Советов занимала первые позиции в мире по числу изобретений.

Ругать советские времена сегодня стало признаком хорошего тона. Однако именно в Советском Союзе была выстроена мощнейшая система поддержки новаторов. Она представляла собой неразрывную цепочку, в которую были включены как молодой заводской рационализатор, так и убеленный сединами академик. Каждый участник этого процесса имел возможность реализовать творческий потенциал и внести свой вклад в дело общественного и технического прогресса.

В статье «Главное богатство страны: взлет и падение изобретательства в России» («Техника – молодежи», 2002 год, №7) Ю. Ермаков, ссылаясь на конкретные цифры, пишет, что в начале 80-х годов прошлого столетия творческий потенциал Советского Союза вдвое превосходил потенциал США.  В Советском Союзе ежегодно выдавалось без малого 100 тысяч авторских свидетельств. Наибольшее за всю историю отечественного изобретательства число охранных документов на изобретения (96536) выдано в 1981 году. После развала СССР в 1991 году число регистрируемых изобретений сократилось в четыре раза.

Что изменилось в сфере изобретательства с советских времен? В каких условиях сегодня приходится заниматься техническим творчеством изобретателям страны и нашей северной республики? С какими трудностями новаторы при этом сталкиваются? Можно ли говорить о существенном прорыве в области изобретательства после перевода экономики страны на рыночные рельсы? Эти вопросы и легли в основу продолжающегося исследования.

 

Цифры и факты

 

Оценить с наскока объективные данные по уровню развития изобретательской деятельности в Карелии оказалось затруднительно. Обращение в Минэкономразвития республики ни к чему не привело: разговаривать по существу вопроса там со мной вежливо, но твердо отказались. Это можно понять. В самом деле, что хорошего можно ждать от человека, который собирает по собственной инициативе информацию о положении дел с изобретательством в республике? Не иначе как мелких «блох» ловит, «червей копает». А министерство глупостями не занимается, оно бьется над комплексным решением проблем инновационного развития Карелии, ему некогда отвлекаться на досужие вопросы пытливых любителей.

В Центре научно-технической информации некоторые данные предоставить согласились, но только за плату. Час работы специалиста по поиску сведений через платную базу данных Федерального института промышленной собственности (ФИПС) стоит 800 рублей. А часов таких на сбор необходимой информации, как мне пояснили, придется потратить немало. Независимому исследователю, за которым не стоит мощная платежеспособная организация, осилить подобный информационный поиск не под силу. Приходится довольствоваться теми сведениями, которые есть в открытом доступе на сайтах ФИПС и Росстата.

Из этих открытых источников мы и узнаём, что в сфере изобретательства происходит сейчас. Итак, по данным Росстата, в 2016 году в России выдано 21 020 патентов на изобретения, в 2017-м – 21 037 патентов. По числу изобретений, запатентованных в 2015 году, Россия заняла унылое 21 место в мире.

А вот данные Росстата по Карелии. В 2016 году карельскими изобретателями подана 41 заявка на изобретения (в 2017 году – только 33) и 54 заявки на полезные модели (в 2017 году – 36). В том же 2016 году получено 16 патентов на изобретения, 34 – на полезные модели. Такой порядок цифр сохранялся на протяжении нескольких последних лет. Отсюда и берутся указанные в информационном сообщении 44 патента за три года.

Нужно отдать должное мастерству тех, кто готовит к публикации сводки о нынешних экономических «победах». Как придать скромным цифрам бравый вид? В изобретательстве известен специальный прием: «объединение». Достаточно собрать в единый блок данные по однотипным позициям за несколько лет. И теперь у нас не 15 патентов на изобретения в год, а более 150 «инновационных продуктов» за три года.

В отношении занимаемых республикой мест на фоне других субъектов федерации СМИ сообщили правду, но не всю. Даже поверхностный анализ статистики, помещенной на сайте Росстата, позволяет утверждать, что по числу патентов на изобретения, выданных за период с 2010 по 2016 год отечественным заявителям (в расчете на 1 миллион населения), Карелия не опускалась ниже 68-го места, но и не поднималась выше 65-го. В 2017 году ситуация несколько изменилась: карельские изобретатели получили уже 27 патентов на изобретения, но на общероссийском фоне республика в абсолютных цифрах оказалась по этому показателю на 73 месте. Штрих для контраста: в 1985 году Карелия заняла первое место в социалистическом соревновании по рационализации и изобретательству среди всех регионов СССР.

 

ВОИР: на страже интересов изобретателя

 

В 2017 году 85-ю годовщину со дня своего основания отметило Всероссийское общество изобретателей и рационализаторов. Общество, как заявлено на его сайте, объединяет около 100 тысяч новаторов в 60 регионах страны. Среди этих регионов числится и Карелия. ВОИР, как указано на сайте этой организации, занимается в наши дни не только коммерциализацией новшеств. Одна из задач данной структуры – социальная и правовая поддержка изобретателей и рационализаторов, повышение престижа этой деятельности. Стало интересно, о какой конкретной поддержке в рамках республики идет речь.

На сайте ВОИР обнаружились контактные данные руководителя Карельского отделения, Архипа Моисеевича Еремеева. Позвонил, договорились о встрече. Состоялся большой и предметный разговор, в ходе которого выяснилось, что Карельское региональное отделение ВОИР 19 января 2009 года ликвидировано по решению суда: оно не вело деятельность, поскольку никем не финансировалось. По этой причине А.М. Еремеев после перевыборов фактически так и не успел вступить в должность председателя этой общественной организации. Иными словами, в республике в настоящее время попросту не существует отдельной структуры, ведающей вопросами изобретательства.

Все подвижнические усилия А.М. Еремеева по воссозданию отделения ВОИР натыкаются на преграды, препоны и равнодушие со стороны чиновников разного уровня. Мнение заслуженного изобретателя и рационализатора Карелии А.М. Еремеева однозначно: «Изобретательства и рационализации в Карелии практически нет. И менять ситуацию руководство республики, похоже, не собирается». Вот только на местном ли уровне кроются корни проблемы? И поправит ли положение дел одно лишь воссоздание регионального отделения ВОИР? Попробуем разобраться.

Справедливости ради нужно отметить, что и руководство ВОИР на уровне России не скрывает плачевного положения дел с изобретательством в стране в целом. В докладе Центрального совета организации отмечается, что по итогам 2016 года Россия опустилась в рейтинге инновационных экономик мира на 14 позиций, заняв далеко не самое почетное 26 место. А ведь в былые времена СССР, как мы помним, занимал вторую позицию в мире по количеству изобретений. Армия изобретателей и рационализаторов в Советском Союзе насчитывала 14 млн человек. В 1992 году в ВОИР числилось 3,5 млн членов. Сегодня их число не превышает 100 тысяч: это по данным официального сайта ВОИР, материалам которого, как мы увидели в случае с тихо выпавшим из этой системы Карельским отделением, далеко не всегда можно доверять.

 

Карелия плюс изобретательство. Статус: «Всё сложно»

 

Составленная из сухих цифр мозаика способна порой сказать больше, чем тысяча слов. В общедоступной базе ФИПС на декабрь 2017 года отыскалось всего 182 патента на изобретения, в которых в качестве адреса для переписки указан один из населенных пунктов Карелии. Патентообладатели по принадлежности распределились таким образом: ПетрГУ – 37,4% от общего числа патентов; физические лица – 27%; различные подразделения Карельского научного центра РАН – 15,9%; ООО «Инженерный центр пожарной робототехники «ЭФЭР» – 11%; прочие предприятия – 7,7%, КГПА (до 2013 г.) – 1%. Приведенные цифры достаточно полно отражают общую структуру достижений в области изобретательства по республике. К сожалению, объем статьи не позволяет привести развернутые данные по отраслям, к которым относятся сделанные изобретения.

Что можно сказать о количественном составе нынешней армии карельских изобретателей? Детальный анализ находящейся в открытом доступе базы данных Федерального института промышленной собственности позволил определить, что активной изобретательской деятельностью в Карелии в период с 1994 по 2017 год в общей сложности занимались примерно 230 человек. Именно такое число авторов насчитывается в поданных заявках на изобретения и полезные модели, а также в полученных патентах.

Вот теперь можно перейти и к сравнению. По данным А.М. Еремеева, до начала перестройки ежегодно в изобретательство и рационализаторскую деятельность республики так или иначе было вовлечено примерно 12 тысяч человек. Каждый год в производство внедрялось в среднем 11,5 тысяч рационализаторских предложений и около 110-150 изобретений. Подчеркнем – речь именно о внедрении, а не просто о получении авторских свидетельств.

Что происходит с внедрением в наши дни – сложно сказать. Статистическая отчетность по этому вопросу, как пояснил А.М. Еремеев, в республике давно не ведется. Раньше этим занимались профсоюзы, в структуру которых входило Всесоюзное общество изобретателей и рационализаторов. Сегодня же если и имеется детальная отчетность по использованию местных, «карельских» изобретений, то в открытом доступе таких показателей автору этих строк найти пока что не удалось.

Однако нашлась общедоступная статистика Росстата «Сведения об использовании объектов интеллектуальной собственности по субъектам РФ» за период с 2010 по 2016 год. Из этой статистики следует, в частности, что по использованию изобретений Карелия в самом успешном 2016 году заняла 53 место среди других регионов РФ (учтено 20 изобретений). По использованию полезных моделей – 63 место (учтено 4 полезные модели). Но эти сведения не позволяют утверждать, что применение в производстве нашли те изобретения, которые сделаны именно в Карелии. Некоторые из учтенных в статистике инноваций вполне могли прийти в республику извне. Не исключено также, что отдельные «карельские» разработки могли быть внедрены в других регионах.

 

Невидимая и безжалостная рука рынка

 

Популярная метафора о «невидимой руке рынка» введена в политическую экономию Адамом Смитом. Смысл этого иносказания в том, что экономика, основанная на свободном предпринимательстве, сама по себе активно и эффективно реализует интересы общества. Так ли это применительно к изобретательству?

В рыночных условиях создание изобретений и их внедрение в производство – частное дело граждан и коммерческих предприятий. Государство по факту устранилось от поддержки тех, кто разрабатывает новые технические решения, несмотря на периодические декларативные заверения в том, что работа в данном направлении ведется. Конечно, можно обвинять в таком положении дел нерадивых чиновников, но это неверная постановка вопроса.

Дело в том, что государство, провозгласившее основой своего существования частную собственность, по самой своей природе не может вести дела иначе – такова его сущность. Производители, как и все участники рынка, вынуждены осуществлять хозяйственную деятельность самостоятельно, на свой страх и риск. Сегодня в России нет единого экономического организма с общими интересами, какой существовал во времена социалистических преобразований, пусть и далеко не в самой совершенной форме. В жестких условиях рынка каждый сам за себя – и предприниматель, и изобретатель. Какой смысл чиновникам содействовать личному успеху и обогащению того и другого? У нынешнего государства хватает и других забот.

Бытует мнение, что материальное стимулирование служит самым сильным мотивом к техническому творчеству. Но тогда в рыночной среде следовало ожидать огромного всплеска изобретательской активности. Нынешнее государство декларирует, что каждый инициативный гражданин может использовать свой интеллектуальный потенциал для обогащения. Но почему тогда после реставрации буржуазных порядков на территории бывшего СССР резко снизилась активность изобретателей?

Одна из причин – экономическая. Правовую охрану результатов труда изобретателей, по мнению специалистов, затрудняют высокие размеры пошлин, взимаемых за регистрационные процедуры, и непомерно завышенная стоимость услуг патентного ведомства. Многие изобретатели и предприятия вынуждены по этим причинам отказываться от обеспечения охраны своих прав на разработки или резко сокращать работы в этой области. Патентное законодательство страны сделало получение охранного документа весьма сложной процедурой. Чтобы стать обладателем заветного патента, иногда необходимо потратить не один год.

Вторая преграда – крайняя сложность «монетизации» изобретения. Автор технического решения может пассивно ждать, когда кто-то из производителей проявит интерес к его интеллектуальной собственности и предложит за нее достойную плату. Изобретатель имеет также возможность заняться активным поиском производителя. Третий вариант: самому приступить к организации производства технической новинки. Каждая из описанных моделей заработка на изобретениях имеет очевидные недостатки.

Среди причин, которые мешают внедрению изобретений, отдельные исследователи называют низкий уровень культуры руководителей предприятий, отсутствие у них гибкости в восприятии инноваций. Думается, что у большинства руководителей все в порядке и с культурой, и с восприятием, а в первую очередь – с рациональным мышлением. Просто мало кто из здравомыслящих людей в нынешних условиях хозяйствования станет рассчитывать на туманную и весьма отдаленную перспективу, когда есть возможность быстро получить прибыль. К примеру, за счет продажи сырья, без его глубокой переработки. Или за счет широкого использования сомнительных финансовых схем, не имеющих непосредственного отношения к материальному производству. Характерен также ответ одного из прежних карельских чиновников на предложение А.М. Еремеева восстановить республиканский ВОИР: «Наши предприятия работают на современном импортном оборудовании. Эта техника совершенна, она не нуждается в рационализации и улучшении».

Не секрет, что внедрение еще не зарекомендовавших себя на практике новинок техники требует капиталовложений. Окупится же изобретение лишь через несколько лет. Да и вообще нет никакой гарантии, что это новшество, нередко требующее доработок и доводки по результатам первого применения, вообще окупится на начальном этапе своего существования. Бенджамин Франклин более двухсот лет назад верно подметил, что польза от нового изобретения примерно такова же, как и польза от новорожденного младенца: часто малыш приносит одни лишь хлопоты.

Еще один важный момент. Даже полностью разработанное с конструктивной точки зрения изобретение не сможет в дальнейшем совершенствоваться, если в его применении не будет задействован сам изобретатель. Практика показывает, что слабые места изделия, требующие доработки и улучшения, могут быть выявлены лишь в сфере практического применения. Очередные технические задания выдвигает только эксплуатация новшества.

В условиях рынка в странах зрелого капитализма не принято вкладываться в изобретение, если оно не сулит в перспективе финансовой отдачи. Регистрировать изобретение и поддерживать его действующий статус на протяжении ряда лет только ради того, чтобы закрепить приоритет, – это дорогое удовольствие. В самом деле, какой резон тратить время и деньги на сомнительные идеи, которые вряд ли кем-либо и когда-либо будут востребованы? Томас Эдисон, на счету которого более тысячи патентов, руководствовался правилом: никогда не браться за решение задач, которые не могут найти применения и не принесут практической отдачи. Именно поэтому за большинством его начинаний неизменно следовал коммерческий успех.

Изобретение – не самоцель. Защищенное патентом техническое решение изобретательской задачи – чрезвычайно важное, но не единственное звено в сложной и разветвленной цепи материального производства. В совершенствовании современной техники и технологий даже самые гениальные находки отдельных талантливых изобретателей играют все меньшую роль. Успех в деле технического прогресса в рамках развитого общественного производства всецело определяется организованными коллективными усилиями изобретателей, инженеров, конструкторов, техников и рабочих, которые непосредственно участвуют в совместной разработке технологических новинок и превращении их в действующие образцы, пригодные к запуску в серию.

К сожалению, применительно к современной России говорить о развитом производстве и о сплоченной общими целями «армии» участников производственной деятельности не приходится. Усилия отдельных разработчиков разрознены, сообщество потенциальных творцов новой техники и технологий разбито на «атомы». Исключение составляют относительно закрытые рабочие группы новаторов, так или иначе существующие в рамках отдельных предприятий, учебных заведений и научно-исследовательских центров.

 

Кто виноват и что делать?

 

Поиск и обличение виноватых – путь неконструктивный. Глубинная причина кризиса изобретательства кроется в экономических и политических условиях, в которые мы с вами за несколько последних десятилетий совместными усилиями привели страну. Отличился тут каждый: кто-то – активными действиями, другие – пассивным бездействием.

Остается другой классический вопрос: «Что делать?». Мы не можем одним волевым усилием, в одночасье изменить сложившиеся в обществе социально-экономические, хозяйственные отношения. Но есть стороны жизни, которыми общество, называемое гражданским, в состоянии управлять без оглядки на равнодушное к его потребностям государство. Не годится уповать на милость «барина», который когда-нибудь соизволит снизойти до нужд и интересов тех, кто создает материальную основу для процветания страны.

Мнение автора этих строк: будущее изобретательства не за одаренными и гениальными одиночками, а за «фабриками открытий и изобретений». Речь может идти о своеобразном научно-производственном комплексе, в который входит организованный коллектив ученых, изобретателей, патентоведов, конструкторов, инженеров, техников, рабочих. Представьте себе команду, ведущую поиск и отбор идей, которые находятся в русле тенденций развития техники и технологий, востребованных реальным производством и обществом. Поиск и нахождение технического решения выбранной задачи завершается регистрацией изобретения в патентном ведомстве. «Фабрика» имеет возможность самостоятельно выпустить действующий образец, в котором будет воплощено найденное техническое решение. Далее следует передача готового интеллектуального продукта заказчику. Или же команда может запустить собственное производство продукции, в основу которой положена найденная техническая идея. Именно таким путем шел Эдисон, создавая в 1876 году научно-производственную лабораторию близ Нью-Йорка.

Чтобы осуществить подобную задумку, безусловно, потребуются умелые и опытные организаторы производства. Нужно помнить, что труд изобретателя принципиально отличается от деятельности по организации предприятия; здесь требуются совершенно иные навыки, которых даже самым талантливым изобретателям порой недостает. Важнейшее преимущество «фабрики изобретений» – возможность осуществить разделение труда, что резко повышает производительность интеллектуальной деятельности. «Овеществление» любого крупного изобретения предполагает ряд средних, мелких, мельчайших решений и вспомогательных операций. В большом коллективе каждый специалист может выполнять свою часть общей работы.

Подобиями «фабрик открытий и изобретений», которые на общем весьма невзрачном фоне выдают сравнительно большой процент зарегистрированных новшеств, отчасти можно считать учебные заведения и исследовательские центры. В Карелии это, в частности, ПетрГУ и Карельский научный центр РАН. Главный вуз Карелии силами своего промышленно-технологического парка с 2010 года осуществляет концепцию «инновационного конвейера». ПетрГУ выдает более трети всех изобретений Карелии; в 2014 году университет получил 11 из 15-ти республиканских патентов.

Но никто не запрещает организовывать самостоятельные научно-производственные комплексы, которые будут сами привлекать кадры ученых и изобретателей и формировать производственную базу для создания новинок техники. Самое уязвимое место этой системы, способное свести на нет такое начинание, – финансы. В идеальном случае источником финансирования подобных структур должны стать средства, полученные от практического внедрения технических новшеств. Упомянутую выше лабораторию в Менло-Парке Эдисон оборудовал на деньги, вырученные от продажи своих изобретений.

Еще один вариант финансирования: частные инвестиции со стороны ответственных предпринимателей и бизнес-структур, заинтересованных в развитии собственного производства. Их интерес прозрачный: за счет внедрения новшеств они получают более высокий конкурентный потенциал. Впрочем, после общения с отдельными предпринимателями республики иллюзий в этом смысле автор не питает: у них и без того хватает проблем с финансированием. Ясно одно: с учетом общей экономической ситуации в стране и регионе рассчитывать на финансовую и организационную поддержку со стороны властей как федерального, так и республиканского уровня было бы верхом наивности.

Очерченная выше штрихами «фабричная» модель, безусловно, уязвима для критики во многих отношениях. Во всяком случае зачином преобразований может стать создание площадки для обмена мнениями и поиска любых других конкретных путей вывода изобретательства из затянувшегося кризиса. В республике есть люди, искренне заинтересованные в объединении разрозненных усилий новаторов. Хватает в Карелии и талантливых разработчиков новой техники. Предприимчивых граждан, обладающих организаторским опытом и навыками создания предприятий, тоже достаточно. Цель свою автор будет считать достигнутой, если эта статья станет отправным пунктом для конструктивного обсуждения затронутых вопросов с участием всех заинтересованных сторон.

 

Когда Икар распахнет свои крылья?

 

В заключение остается напомнить, что именно в Петрозаводске последние годы своей жизни провел автор теории решения изобретательских задач (ТРИЗ) Генрих Альтшуллер. С 1980 года в столице Карелии регулярно, раз в два года, проводились практические семинары по обмену опытом и обучению в области технического творчества. Уверенное владение алгоритмической методикой изобретательства, построенной на четких стандартах и законах развития техники, позволяет практически каждому технически грамотному человеку делать изобретения на достаточно высоком творческом уровне.

Однако ТРИЗ и по сей день остается объектом критики со стороны тех, кто привык считать техническое творчество сплавом данных свыше способностей, интуиции и озарения. Впрочем, год от года ситуация здесь меняется в лучшую сторону. И уже не вызывает изумления промелькнувшее недавно в сети сообщение о том, что корпорация «Ростех», заточенная на выпуск и экспорт продукции гражданского и военного назначения, планирует обучить ТРИЗ-технологиям 70 тысяч своих работников.

 

В 1980 году в петрозаводском издательстве «Карелия» вышла книга Г.С. Альтшуллера и нашего земляка А.Б. Селюцкого «Крылья для Икара», где изложен научный подход к решению изобретательских задач. На подобных практических пособиях воспитывается уже третье поколение творцов новой техники не только в нашей стране, но и далеко за ее пределами. Будет справедливым и закономерным, если именно с Карелии начнется возрождение славных традиций отечественного изобретательства. И тогда, возможно, впавший на три десятилетия в оцепенение Дедал наконец-то расправит свои плечи, а Икар широко раскинет поникшие крылья.

 

Об авторе публикации. Сергей Михайлович Марков родился и вырос в Карелии. Окончил факультет психологии Санкт-Петербургского государственного университета. Работает в свободном режиме: сотрудничает с интернет-изданиями, пишет статьи по самой широкой тематике.

Область особых интересов: теория решения изобретательских задач (ТРИЗ), теория развития творческой личности (ТРТЛ). С 2010 года регулярно ведет свой блог «Каталог эффективных решений. ТРИЗ».

Источник: Интернет-журнал «Лицей»

Все материалы сайта доступны по лицензии Creative Commons Attribution 3.0 при условии ссылки на первоисточник (в случае использования материалов сайта в сети Интернет – интерактивная ссылка)

105122, г. Москва, ул. Щёлковское шоссе, д. 5, стр. 1, офис 602-3,
(м. Черкизовская) тел.: +7 (495) 849-12-23

По всем вопросам, связанным с работой портала, обращайтесь на: info@ros-voir.ru

© 1932-2017 | ОО «ВОИР»