\
Россия, Москва | Официальный портал (ВОИР) Всероссийского общества изобретателей и рационализаторов
ИЗОБРЕТАТЕЛЬ КАК ПРОБЛЕМА
05.10.2018

Авторы уже много лет работают с изобретателями и имеют моральное право обобщить типовые личные психологические проблемы, мешающие изобретательскому успеху. Более того, один из авторов статьи сам долгие годы много чего изобретал, и сделал в молодости, причем в самой грубой форме, почти все типичные ошибки изобретателей.


Изобретатели – реальная элита Человечества: всё, что вокруг нас, кроме Природы – создано изобретателями. Но это не отменяет, а делает еще более актуальным беспощадный «разбор полётов».


Мотивация авторов для написания статьи – глубокое уважение к изобретателям. Цель статьи – помочь изобретателям осознать и исправить свои ошибки.

 

1. Первая проблема – трусость, причем именно и только в булгаковском прочтении:
«Трусость, несомненно, один из самых страшных пороков» – слышит во сне Понтий Пилат слова Иешуа. «Нет, философ, я тебе возражаю: это самый страшный порок!»

 

Получив патент, типовой российский изобретатель уверен, что ему уже все должны. Забывая о том, что в самом начале пути именно собственник (патентовладелец), и только он, должен прилагать сверхусилия и платить за то, чтобы изобретение обрело жизнь. Обоснованные надежды на инвестицию в проект или на продажу патента реально обоснованы только при минимальных собственных затратах изобретателя. С этим очень часто проблемы – ведь так страшно потратить денежку, тем более что вокруг все дорожает и пр. Это понятно – но непростительно. Извините за прямоту. Те деньги, которые нужны для старта на пути к успеху – всегда можно найти. При наличии желания и отсутствии трусости.

 

Российские патентовладельцы, экономя микроскопические суммы на внешнюю экспертизу (1) их патентов и их «упаковку» для продажи, годами пассивно ждут какого-то чуда, при этом платя немаленькие пошлины за поддержание патентов, своими руками сокращая стоимость патента за счет уменьшения эффективного срока его коммерциализации (2). Часто строят ещё и дополнительные иллюзии в виде размещения патентов на т.н. «патентных аукционах», часто пытаются бессистемно, непрофессионально и поэтому почти всегда (если говорить уж совсем честно – всегда) неудачно самостоятельно коммерциализовать патент.

 

Один из авторов статьи сам в молодости, отчаянно экономя на всём, в т.ч. на еде для ребёнка, преодолевая свою трусость и ошибки, тем не менее, твёрдо шёл по выбранному пути. Поэтому мы знаем, о чем говорим. «Взялся за гуж – не говори, что не дюж». Или уж не берись совсем – согласись с поражением, перестань платить пошлины за поддержание патента и забудь про него, как про страшный сон.

 

Примеров того, как изобретатели жертвовали последним, чтобы добиться поставленной цели и добивались её – миллионы. Никола Тесла, будучи уже знаменитым, на какое-то время остался без денег и работал землекопом за $2 в день, чтобы не отступать от поставленной цели. Тратя $1 на еду и кров, а $1 на продолжение работы над изобретениями. Как Вам это? Вот посмотрите на список его патентов http://teslalib.ru/uspatents.html, почти все они были проданы или лицензированы, в значительной мере на них вырос американский промышленный гигант General Electric, еще более укрепив экономику США, а сам Тесла стал богатым человеком. Как и Эдисон, который получил и продал более 1000 патентов – намного больше, чем Тесла.

 

Особенно грустно все это выглядит на фоне нашего современника – гениального изобретателя Жореса Ивановича Алферова. Так уж получилось, что один из авторов этой статьи в день награждения Жореса Ивановича Нобелевской премией был в Сеуле (в Samsung на переговорах о продаже своего патента). Вы бы видели, с какой радостью и руководство, и рядовые сотрудники Samsung восприняли это награждение… Это немного помогло одному из авторов статьи продать свой патент. Понятно, почему радовались – Samsung, как и все другие производители гаджетов и не только, в значительной мере вырос на использовании технологий Алферова. Вот только иначе использовал, чем в случае с Тесла и Эдисоном – патенты не покупались и не лицензировались, ибо покупать и лицензировать было нечего, технологии просто... как бы сказать поаккуратнее… просто были заимствованы. Но совесть у корейцев есть, поэтому в Самсунге так радовались за получение Ж.И. Алферовом микроскопической части от заслуженного – хотя бы Нобелевской премии. Технология, созданная за деньги советских налогоплательщиков, не принесла миллиардных доходов от лицензионных платежей ни создателю, ни СССР, ни России – но при этом сильно укрепила экономическую мощь Южной Кореи.

 

Это ведь только в нашей стране грабительская приватизация 90-х сделала богачами тех, кто за копейки взял то, что стоило миллиарды, тем самым радикально изменив представление россиян, в т.ч. российских изобретателей, о правильном пути к успеху. В технологических странах самый короткий путь к успеху – это изобрести и внедрить инновацию, богачи 21 века только так рождаются.

 

Один из авторов статьи много лет работал в Южной Корее и странах Евросоюза, продавая свои первые изобретения, и может абсолютно аргументированно сравнивать систему государственной поддержки изобретателей в РФ и в этих странах. В РФ в целом сейчас она не хуже, а во многом лучше.

 

Да, у нас не без тяжелейших проблем. Да, в нашей стране существует гигантский перекос в соотношении огромных усилий государства по поддержке государственных научных организаций (ВУЗы, НИИ, РАН), которые должны, но не делают прорывные изобретения (выделяются очень большие по мировым меркам деньги на НИОКР, при этом КПД равен или очень близок к нулю) и микроскопической поддержкой частных изобретателей (выделяются незначительные по мировым меркам деньги, при этом КПД отнюдь не равен нулю). Да, СМИ РФ являются мощным "дебилизатором" и постоянно снижают статус изобретателя: изощряясь в смаковании какой угодно гадости, не дают возможности для популяризации фундамента любого технологического государства – изобретательства. Но.

 

Но коренная проблема совсем в другом – в кардинально различном отношении российского и нероссийского изобретателя к своему детищу – изобретению.

 

2. Грубо искажённое представление о коммерческом обороте патентов. Да, рынок ждёт, рынок готов купить правильно сделанные и рыночно актуальные патенты. Но бремя доказывания того, что Ваш патент именно такой, лежит на Вас, в т.ч. через привлечение внешней экспертизы, валидной для покупателя или инвестора. Таковы правила игры, говоря юридическим языком – обычаи делового оборота, и нарушать их – только покупать себе проблему.

 

3. Безумное отношение к патентному поиску и качеству первичной заявки на получение патента – возможного фундамента для получения пула национальных патентов. Что это значит? А вот что. Безумное отношение – это искать, кто проведет патентный поиск и напишет заявку быстрее и дешевле, а не качественнее. Казалось бы, любой взрослый человек с опытом посещения магазинов, супермаркетов, рынков, ремонтных мастерских и т.п., твёрдо знает: дёшево и быстро – не значит хорошо. Но как только тот же самый взрослый социально ответственный человек, избиратель и налогоплательщик, подступается к вопросам патентования, он обычно моментально скатывается до уровня трёхлетнего ребёнка, которого легко обмануть ярким фантиком или красивой сказкой.

 

4. Безумное отношение к фазе РСТ. Очень часто изобретатели жалуются, что патентные процедуры, особенно за рубежом, очень дороги. Так вот – фаза РСТ как раз для того и существует, чтобы не сидеть ровно на стуле или в кресле, а бегать и бегать – активнейшим образом искать инвестора для перехода на национальные фазы в тот промежуток времени, который даётся после подачи заявки PCT до перехода на стадию национального патентования. И искать того, кто в этом Вам профессионально поможет.

 

Инвестиционные фонды и частные инвесторы стонут от отсутствия хороших проектов. Изобретатели стонут, что нет денег. Страна стонет от нарастающей технологической зависимости и трясины бедности. Пора прекратить этот стон – авторам совершенно ясно, как это сделать.

 

5. «Понты» дороже денег». Сколько раз мы видели, как человек, ответственный за IP в российской фирме, просто боится потерять авторитет среди коллег, отдавая нам патенты на экспертизу и рекомендации по их коммерциализации. Тем самым, тяжелейшим образом подставляя и себя, и коллег. «Шила в мешке не утаишь», рано или поздно дефекты патентов (если они есть, в примерно половине случаев их нет или допустимо мало – и тогда патент можно продать или лицензировать) обязательно станут видимы для всех вокруг. В корпоративных случаях хоть как-то понять (но никак не извинить) можно местных гуру: психологически действительно очень трудно поставить на карту свой авторитет среди коллег. Но когда единственный автор и патентовладелец в одном лице не хочет получить профессиональной оценки своего патента и рекомендации по его коммерциализации за посильные для всех деньги – это уже близко к психиатрической ситуации, извините за прямоту.

 

6. Непонимание элементарных, базовых вещей, и связанные с этим грубейшие ошибки. Перечислим некоторые из этих ошибок:
«Я хочу получить патент РФ, значит, поиск тоже достаточно проводить только по российским патентам, незачем заморачитьваться на поиск по мировым базам»;
«Я хочу получить патент, значит, мне не могут противопоставить материалы научных статей, популярных обзоров, блогов, роликов в ютубе и т.п.»;
«Ну и что, что я сам всё рассказал про своё изобретение до подачи заявки? Разве экспертиза может противопоставить мне мои же собственные слова?»;
«Да как они смеют противопоставить мне документ 1938 года публикации? Мы в 21 веке живём!»;
«Я это изобрёл, а заявку подал какой-то дядя. НУ и что, что я сам ему всё разболтал?»;
«Патент на полезную модель – это то же, что и патент на изобретение, только быстро и дёшево. И да, я уверен – формат ПМ признают во всех развитых странах»;
«Я получил патент РФ, значит, и в остальном мире тоже теперь никто не может без моего разрешения использовать моё изобретение»;
«Патент – это ерунда, пустая трата времени и денег, выдумка патентоведов»;
«Патент – это разновидность научной публикации. Получил его, вставил в ежегодный отчёт – и приколотил к стенке»;
«Изобретение? А ну да, это тоже авторское право»;
«Патент – ерунда, вот товарный знак оформить!»…

 

И так далее, и тому подобное. В данной статье не место комментировать каждое из этих заблуждений – многотомник про это писать надо, ни времени, ни желания этого делать нет. Тем более, что все необходимые азы исчерпывающе изложены в соответствующих материалах на официальных сайтах Роспатента и ФИПС. Более того, очень полезным в плане «упорядочивания мозгов» в базовых вопросах является чтение четвёртой части Гражданского Кодекса РФ – тоже, кстати, доступной на сайте ФИПС.

 

Мы коротко остановимся и прокомментируем (тоже вынужденно коротко, детальные разъяснения см. www.ip-management.ru/zolotoj-patent и www.ip-management.ru/novosti) только заблуждения изобретателей, непосредственно касающиеся вопросов коммерческого качества патента. Итак:

 

«Я получил патент на изобретение, значит, оно заведомо рыночно востребовано» – Нет, патентное ведомство не проводит анализ рыночных перспектив, это не входит в обязанности ведомства. Можно получить патент на, условно говоря, «способ полировки пушечного ядра для полётов на Луну» – возможно даже, блестяще написанный патент. Вот только одна маленькая проблема: на Луну, увы, не летают на пушечных ядрах.

 

«У меня замечательное изобретение, оно реально востребовано рынком, у меня уже есть первые продажи. Значит, раз изобретение классное, то и патент автоматически классный» – Нет, качество изобретения никак не коррелирует с юридическим, а значит, и с коммерческим качеством патента. Изобретение может быть гениальным, а патент может быть написан чудовищно плохо – с узким объёмом исключительных прав, с необоснованным в описательной части патента объёмом исключительных прав формулы, и т.д. и т.п. И поэтому будет легко «обойден», как только продажи достигнут интересного для конкурентов уровня.

 

«Патент получен, значит, я как за каменной стеной» – Нет, Вы не представляете, сколько ежегодно аннулируется патентов – по отсутствию новизны, по отсутствию промышленной применимости (дурно написанная описательная часть), и т.д. Вы «как за каменной стеной», пока Ваш патент висит на стенке и никому не нужен. Как только Вы попытаетесь продать его и достучитесь до покупателя ( что само по себе очень непросто), Ваш патент подвергнется самому пристальному изучению, и результат может быть неожиданным для Вас. Ибо, покупают только то, что нельзя украсть.

 

«Изобретение классное, патент написан хорошо – значит, оно само за себя говорит, можно просто приложить патент к электронному письму и отправить на адрес Председателя Совета Директоров МегаКорпорации – он сразу прочитает и сразу пришлёт вертолёт с деньгами» – Нет. Председатель Совета Директоров не читает писем неведомо от кого – а Вы для него никто и звать Вас никак. И секретарь Председателя не будет читать Ваше письмо – он просто скинет его в мусорную корзину, как и тысячи ежедневных писем от таких же "фриков" – да-да, Вы для МегаКорпорации всего лишь очередной "фрик". В любой МегаКорпорации есть специальное подразделение для работы с внешними изобретениями, оно имеет специальное название, и должность руководителя этого подразделения, и должность его замов тоже имеют совершенно конкретные названия. Но даже и знание этих лексических тонкостей Вам не поможет. Потому что через эти подразделения ежедневно проходят сотни и тысячи коммерческих предложений, и менеджеры этих подразделений испытывают дикий информационный перегруз. И только если Ваше предложение правильно оформлено, упаковано и адресовано, усталый менеджер может выхватить его взглядом из общего потока, и согласится рассмотреть.

 

7. Подводя итоги. Почти все перечисленные проблемы, ошибки и заблуждения можно коротко обобщить в один фатально ошибочный тезис типичного российского изобретателя: «Я сделаю всё сам!»

 

Всё – от патентного поиска до правильной подачи коммерческого предложения потенциальному покупателю. Со всеми промежуточными остановками: «сам» непредвзято, со стороны, оценю сильные и слабые стороны полученного патента, «сам» выработаю стратегию патентования за рубежом, «сам» выработаю стратегию коммерциализации, «сам» сделаю презентацию… далее везде.

 

Мотивация, лежащая в основе этого тезиса, понятна и уважительна: изобретатель сделал реально самую важную часть работы – он ИЗОБРЁЛ что-то новое. Этого никто, кроме него, не сделал бы. И отсюда возникает часто непреодолимый соблазн – всё остальное тоже сделать самому. На этом решении обычно путь к успеху и заканчивается. Будем предельно откровенны, и не будем лгать самим себе: мы живём в мире дифференциации и специализации. Принцип «дифференцируйся или умирай» работает железно. Самый лучший кардиохирург не будет сам лечить себе зубы, хотя стоматология – это часть общей профессии «медицина». Современный мир устроен именно так, и надо с этим просто смириться.


Изобретатель сделал самую важную часть работы – изобретение – и должен в типовых случаях доверить ВСЮ остальную часть пути другим специалистам. Именно всю – начиная от патентного поиска до продажи пула национальных патентов.

 

И в завершении, коллеги. Авторы – патриоты нашего Отечества, и именно поэтому не бояться прямо говорить горькую правду. Увы, в сфере правильной организации патентного бизнеса российские инноваторы не просто отстают от достижений Запада и Востока. Они в большинство своем дремуче, ужасающе невежественны. Они не знают и, главное, не хотят знать рутинных бизнес - решений и процедур, которые на Западе и на Востоке давно уже даже нигде специально не описываются – там они растворены в воздухе, это именно рутинные, а значит, незаметные для погружённых в них людей, бизнес - практики.

 

Увы, типичный отечественный инноватор не знает и не хочет знать этой рутины, не доверяет ей и презирает её. Но при этом щедро измышляет странные и нелепые велосипеды в области организации того бизнеса, где все уже давно изобретено и апробировано до него.

 

Складывается впечатление, что самая популярная  «квазирелигия» среди российских изобретателей – это карго-культ. Почитав-послушав-посмотрев на образцы успешной коммерциализации патентов, типовой российский изобретатель твердо решает, что теперь он "сам с усами" и никто ему для успеха не нужен. Результат последующих решительных действий ничем не отличается по эффективности от карго-культа.

 

Друзья, пора уже прекратить это безобразие, навести порядок в своей голове (ибо разруха, как известно, начинается именно там), и начать использовать давно проверенные и надёжные бизнес-процессы для извлечения выгоды из своих действительно замечательных, нередко – гениальных – изобретений.


Хотите свежих положительных примеров? Пожалуйста:

 

1) Вот свежайший пример. Проект индивидуального микровентилятора. Автор и патентообладатель замечательного изобретения написал прекрасный по качеству патент, качество патентного поиска также было удивительно высокое – удивительное для отечественных реалий, которые, увы, не очень балуют нас примерами адекватного отношения изобретателя к вопросам поиска. Мы провели придирчивую (за будущего покупателя патентов и инвестора в будущий пул зарубежных патентов) экспертизу коммерческих характеристик, удостоверились в их высоком уровне, и, после конструктивного (хотя и излишне длинного – потеряно много драгоценного времени) диалога с патентообладателем, достигли соглашения по вопросам упаковки и коммерциализации патента. В настоящее время осуществляются мероприятия по привлечению инвестора в проект, и даже переговоры о покупке еще только планируемого пула зарубежных патентов. Делается это поздно (через нескл. месяцев переход на нац. фазы) не по нашей вине (цитируем патентовладельца «Юра, как жалко, что я раньше с тобой не познакомился») – но лучше всё-таки попробовать, чем сразу закопать этот замечательный патент в уютную могилку. Как такое возможно?– а вот так, Вы так не умеете. Вот пример нашей рассылки в фонды и частным инвесторам:

 

«…Высылаю Вам один из лучших проектов этого года для возможности инвестирования: www.ip-management.ru/fan-shortly.


Я специализируюсь на создании/инвестировании/продаже актуальных патентов уже более 20 лет, продал патентов на более чем $200 млн. Этот потенциальный пул зарубежных патентов (см. инвестиционную презентацию) будет продан за сумму более $5 млн., проект уже принят к рассмотрению одним из ведущих мировых производителей вентиляторов LG.


Живу в основном в Черногории, готов обсудить с Вами вопросы по этому проекту, мой скайп yurytkachenko1, мейл yury@ip-management.ru. В конце октября – начале ноября буду в Москве и готов встретиться лично.


Я готов стать соинвестором этого проекта при решении вторым инвестором всех корпоративных вопросов.


Инвестиционные риски и возможности для инвестирования в создание и продажу пула нац. патентов см. www.ip-management.ru/single-post/2018/08/30/videolecture-2, www.ip-management.ru/zolotoj-patent


Портфолио www.ip-management.ru/obo-mne


С уважением, Юрий Ткаченко, инвестор, юрист со специализацией в патентом праве, директор ООО «Управление интеллектуальной собственностью» www.ip-management.ru»

 

2) Ещё свежайший пример. Проект электроанальгезического устройства для больных коленным артритом. Автор – студент 5-го курса одного из медицинских ВУЗов. Душа радуется за таких студентов. Он сделал всё именно так, как мы ему рекомендовали – получил от нас анализ его патента, подготовил с нашей помощью инвестиционную презентацию и т.д. Со студенческой скидкой – нам не тягостно иногда работать себе в убыток. В настоящее время он уже получил инвестиции в свой проект в США.


Кстати, своего американского инвестора автор этого проекта очно встретил на семинаре в Российском экспортном центре 12 сентября, на котором с основным докладом выступал директор компании «Управление интеллектуальной собственностью» – один из авторов данной статьи.


Отсюда мораль: если Вы хотите понять, как правильно подходить к коммерциализации патентов, надо еще и посещать правильные мероприятия, например, с нашим участием – мы регулярно проводим соответствующие семинары и всегда оповещаем о них всех интересантов.

 

Друзья, у авторов сложный выбор. Мы не хотим заниматься самопиаром, но объективно – мы единственная пока в РФ фирма, которая имеет документированное портфолио проданных своих и партнерских патентов. Чтобы продать патент, он должен быть правильно сделан, правильно упакован, должны быть проведена правильная рассылка интересантам и правильные переговоры с ними. То же самое относится и к экспортерам – чтобы с патентной маржой, без конкурентов продавать продукт или сервис вне РФ, патенты должны быть получены там, где надо, и они должны быть качественными. Описанные 2 свежих примера не могут не радовать – далеко не все российские изобретатели безнадежны.

 

Друзья, примерно в половине случаев после экспертизы качества патентов выясняется, что продавать нечего. Это ужасающая цифра и это факт. И этот факт относится только к патентовладельцам частной формы собственности, которые стараются сделать правильные патенты, т.к. платят свои кровные деньги за стремление к успеху. У патентовладельцев государственной формы собственности ситуация несравнимо более скверная – более 99% их патентов – это безнадежный для коммерциализации имитационный «патентный мусор» чисто для отчетности за проеденные впустую деньги федерального бюджета, и поэтому мы не работаем с ними по определению.

 

Обращайтесь к нам на любой фазе Вашего проекта, и чем раньше – тем лучше. Мы умеем превращать идеи в деньги.

 

(1) Авторы понимают, что изобретатель может не верить словам авторов о необходимости такой экспертизы, поэтому предлагают изобретателю непредвзято ознакомиться с рекомендациями от профессионального IP-консультанта одного из мировых лидеров в этой сфере: https://clarivate.com/blog/ip-standards/strategic-ip-business-acquisitions-top-10-checklist

Изобретателю следует ясно осознать, что на Западе и в странах ЮВА это рутинная практика, давно не нуждающаяся в обоснованиях, как давно не нуждается в обосновании мытьё рук перед едой и прочие элементарные гигиенические процедуры. Внешняя экспертиза патентов – такая же рутинная гигиеническая процедура в бизнесе. На Западе, в Корее, Японии и т.д. Многие российские изобретатели воспринимают рутинные процедуры как ненужные излишества, но при этом не скупятся на выдумывание собственных «оригинальных» якобы бизнес-решений, которые на поверку ВСЕГДА оказываются уродливыми и не жизнеспособными химерами, призванными только потешить самолюбие своих создателей.

(2) «Срок жизни» патента сокращается год за годом, а вот срок эффективной коммерциализации патента уменьшается с ощутимо большим ускорением.

 

 

 

Юрий Ткаченко, Роман Плохов

 

Все материалы сайта доступны по лицензии Creative Commons Attribution 3.0 при условии ссылки на первоисточник (в случае использования материалов сайта в сети Интернет – интерактивная ссылка)

105122, г. Москва, ул. Щёлковское шоссе, д. 5, стр. 1, офис 602-3,
(м. Черкизовская) тел.: +7 (495) 849-12-23

По всем вопросам, связанным с работой портала, обращайтесь на: info@ros-voir.ru

© 1932-2017 | ОО «ВОИР»